«Чужой против Хищника»: в Афганистане предстоит схватка между талибами и ИГ — NEWS.ru — 31.08.21

0
33

«Чужой против Хищника»: в Афганистане предстоит схватка между талибами и ИГ - NEWS.ru — 31.08.21

Мнение «Чужой против Хищника»: в Афганистане предстоит схватка между талибами и ИГ «Недобитые» джихадисты восстали из пепла Георгий Бовт

Покидая Афганистан (крайний срок по-прежнему 31 августа), США «на прощание» снова воюют с ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в России). Хотя они вроде бы его «победили» ещё в начале нулевых. Чего ждать дальше в стране, где могут сцепиться в смертельной схватке две террористические силы?

ИГИЛ напомнило о себе целой серией масштабных терактов в Кабуле, «провожая» спешно вывозящую своих граждан и работавших на неё афганцев западную коалицию во главе с США. Жертв уже более 200, включая 13 американских военнослужащих. В ответ с помощью беспилотников был нанесён ряд ударов по джихадистам, которые получились не совсем «точечными», поскольку погибли и мирные жители. Это то, что в спорте называется «гол престижа» со стороны США, которые устами главы Пентагона, ныне покойного Дональда Рамсфелда, вроде объявили победу над ИГИЛ ещё в 2002 году. Но теперь видно, что победы нет.

Получается, что «недобитые» восстали из пепла? К тому же отношения игиловцев с талибами (террористическая организация, запрещена в РФ), взявшими власть в Афганистане, сейчас далеки от союзнических и даже нейтральных. Возможно, вся борьба за первенство между разными видами террористов ещё впереди. США же, как ни парадоксально, выступают чем-то вроде тактических союзников «Талибана» в противодействии ИГИЛ. Во всяком случае, глава ЦРУ, по сведениям американских СМИ, прилетал неделю назад в Кабул на тайную встречу с талибами. По некоторым данным, американцы даже делятся с ними данными спутниковой разведки.

Заключая соглашение с талибами в 2020 году в Дохе, администрация США условилась с ними, что те будут бороться как против попыток восстановления влияния «Аль-Каиды» (террористическая организация, запрещена в РФ) в стране, так и ИГИЛ. Теперь, с одной стороны, талибы могут не захотеть выполнять обещания, данные «неверным», с другой, просто не смогут их выполнить.

До поры до времени исламисты разных мастей в Афганистане тактически могли в чём-то объединиться ради свержения прозападного режима. В том числе «Талибан» пропускал караваны с оружием для окопавшегося в основном на севере Афганистана подразделения ИГИЛ в виде «Исламского государства Хорасан» (террористическая организация, запрещена в РФ). А вот теперь им может стать «не по пути».

«Исламское государство Хорасан» образовалось в 2015 году. В него тогда устремились представители разных группировок джихадистов со всего региона, включая дезертиров из «Талибана» и остатки «Аль-Каиды». По оценкам за 2019 год, за четыре года США удалось уничтожить как минимум четырёх «эмиров» этой организации, а также боле 11,7 тысячи рядовых боевиков. Около тысячи были схвачены. Однако уже в 2020 году «ИГ Хорасан» удалось отчасти восстановить свои силы и боеспособность.

А теперь, после падения прозападного режима, талибы выпустили из тюрем тысячи исламистов, большинство их которых вряд ли вернутся к мирной жизни. По оценкам разведки США, афганское подразделение ИГИЛ сумеет укрепить свои силы в ближайшее время настолько, что с горизонтом 18–36 месяцев сможет нанести массированный террористический удар по территории самих Соединённых Штатов. Наверняка есть аналогичные оценки и у российских спецслужб, но о них ничего не известно.

В последние годы в Афганистане шла активная инфильтрация боевиков «Аль-Каиды». Часто носителями её идей и рядовыми бойцами выступают представители народностей Северного Кавказа, а также узбеки, таджики, киргизы и уйгуры, которые являются постоянной головной болью для китайских властей в Синьцзян-Уйгурском автономном районе КНР. Со своей стороны, пакистанские власти уже подустали от присутствия большого числа радикальных исламистов на своей территории (они дестабилизируют ситуацию, которая и так непроста), поэтому провели ряд контртеррористических операций, в результате которых такие группировки были выдавлены в Афганистан.

Теперь только территорией Афганистана их деятельность может не ограничиться. Тем более что такие группировки продолжают получать внешнее финансирование. Им также удалось в значительной мере поставить под контроль наркотрафик, идущий из Афганистана (на него приходится 90% мирового производства героина). И хотя талибы обещали не только американцам бороться с ИГИЛ, с «Аль-Каидой» и не допустить их агрессии против Средней Азии (соответствующее заявление они сделали во время визита в Москву в июне текущего года), есть подозрение, что эти обещания выполнены не будут и афганское подразделение ИГИЛ (то самое «Исламское государство Хорасан») займётся экспансией терроризма по всему региону.

Оживилась и другая известная террористическая организация — «Исламское движение Узбекистана» (запрещена в России), которая уже присягнула на верность ИГИЛ. На севере Афганистана уже давно действуют несколько тренировочных лагерей, которые готовят боевиков к «работе» на северном направлении.

Между талибами и игиловцами были и есть определённые идейные разногласия. «Талибан» относительно (но именно относительно) менее радикален, он зародился как пуштунское движение и имеет пуштунский «кодекс этики». Идеология ИГИЛ более чужда Афганистану, зато оно более «интернационально». Талибы придерживаются чуть более «мягкого» ханафитского ислама (одна из четырёх школ в суннитской религиозной исламской традиции), игиловцы же стоят за жёсткую салафитскую версию суннизма, претендуя на «абсолютную чистоту» веры. Также «Талибан» свои стратегические цели связывает в основном с Афганистаном, ему не очень присуща внешняя экспансия. ИГИЛ же целью ставит установление «всемирного исламского халифата», что предполагает, соответственно, и всемирный джихад.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Лучшие дрели для алмазного бурения 2021 года

Эти нюансы теоретически не отрицают возможности каких-то договорённостей между «Талибаном» и ИГИЛ. Однако в новых условиях между ними, наоборот, может обостриться борьба за безраздельное влияние в стране, что превратит её в рассадник международного терроризма. Во время прежнего правления талибы показали, что готовы действовать самыми жестокими методами против всех, кого считают «неверными» или нелояльными себе. Однако не стоит исключать возможности, что в итоге «Талибан» предоставит определённую «свободу рук» на северном направлении от Афганистана как движениям типа «Исламского движения Узбекистана», так и «Исламскому государству Хорасан».

Столкновения между талибами и «ИГ Хорасан» происходили ещё до ухода американцев, сразу после подписания соглашения в Дохе, которое игиловцы назвали «предательством». Новый лидер группировки, «эмир» (с мая 2020 года) Шахаб аль-Мухаджир начал кампанию «городского террора» против талибов, тогдашнего афганского правительства и американцев. Игиловцам удалось произвести ряд успешных террористических атак в Кабуле и Джелалабаде, а в октябре 2020 года в результате многочасовой атаки на тюрьму в провинции Нангархар были освобождены около тысячи сторонников ИГИЛ.

Помимо этого, сам «Талибан» — это «зонтичное» движение, в его рядах теперь много самых разномастных исламистов. В том числе есть наиболее радикальная группировка под названием «Сеть Хаккани» (террористическая организация, запрещена в России), действующая внутри «Талибана» на правах «автономии». Она ведёт свою историю от религиозного деятеля Джалалуддина Хаккани, который воевал ещё против советских войск. Именно «Сеть Хаккани» теперь в первую очередь может наладить сотрудничество с «ИГ Хорасан», несмотря на кровавые столкновения с джихадистами в прошлом.

Также создаются условия для выстраивания террористического альянса между исламистами, которые воюют против российских войск в Сирии, «ИГ Хорасан» и сохранившимися ячейками «Аль-Каиды». Ранее многие джихадисты из Средней Азии отправились воевать в Сирию. Их общая численность оценивается примерно в пять тысяч человек, из которых примерно 10% приехали из Казахстана, 12% из Киргизии, более чем 30% из Таджикистана, свыше 30% из Узбекистана, а также 10% из Туркмении. Теперь велика угроза того, что, навоевавшись в Сирии, боевики либо вернутся на родину для организации терактов и широкого сопротивления против правящих там светских режимов, либо для начала будут концентрироваться в Афганистане, накапливая силы для будущего джихада.

Если рассуждать совсем цинично, то американцы могли бы, наверное, поддержать «Талибан» в борьбе с ИГИЛ. Однако более вероятно, что даже американской политике тут не хватит цинизма — поддерживать открыто столь откровенных мракобесов, коими являются пока талибы, какие бы «примирительные» заявления те сейчас ни делали. Поэтому дело максимум может ограничиться скрытой кооперацией по линии спецслужб и «точечными» ударами с воздуха по отдельным боевикам. Иное просто будет трудно «продать» американским избирателям. Для талибов тоже есть вполне понятные ограничения по сотрудничеству с американцами: рядовые бойцы и полевые командиры такой «беспринципности» в плане сближения с недавними врагами просто не поймут и могут податься в ряды тех же «бескомпромиссных» игиловцев.

Численность последних (если говорить об «ИГ Хорасан») до лета текущего года была не очень велика, около двух тысяч боевиков, но она может как раз начать расти, если талибы начнут «идейные метания», а к игиловцам присоединятся те исламисты, кого выпустили из афганских тюрем. В этом случае численность «ИГ Хорасан» может увеличиться, по разным оценкам, сразу до четырёх-пяти тысяч боевиков.

Этому может способствовать и «война с помощью дронов», если США всерьёз развернут её в Афганистане против игиловцев. Опыт Пакистана, где в течение двух десятилетий американцы нанесли тысячи таких ударов, показывает, что это неизбежно влечёт «сопутствующие потери» среди гражданского населения, что вызвало массовое возмущение в стране и вынудило Вашингтон свернуть эти операции.

Так или иначе, но Америка с большой долей вероятности теперь от Афганистана дистанцируется, «перепасовывая» все сопутствующие проблемы России, её союзникам по Средней Азии, а также Китаю. Москве, осторожно нащупывающей контакты с «Талибаном» в надежде на то, что ему удастся контролировать ситуацию в стране и выполнить обещания по сдерживанию внешней экспансии исламизма, не стоит переоценивать ни эти обещания сами по себе, ни способность талибов их выполнить.