Почему Следком «пожалел» полицейского-убийцу

0
18

Почему Следком «пожалел» полицейского-убийцу

Застреливший 19-летнего нарушителя сотрудник ДПС отпущен на свободу, а друзья погибшего попали под арест за потасовку с полицией Сергей Вилков NEWS.ru

4 июня по требованию главы Следственного комитета Александра Бастрыкина его новосибирские подчинённые отпустили под подписку о невыезде ранее взятого под стражу инспектора ДПС Александра Гусева. Он 28 мая случайно застрелил 19-летнего Векила Абдуллаева из табельного оружия. Публичное вмешательство Бастрыкина в громкое дело уже ставит вопрос на его политическую грань, а где политика, там и популизм. Настроения общественности, похоже, склоняются в пользу полицейского, хотя и не всё так однозначно. Да и двусмысленность позиции СК для тех, кто знает контекст, очевидна — слишком контрастирует она с обычной практикой жёсткого привлечения гражданских за бытовое превышение самообороны и тем более с повальной отработкой статистики за счёт уголовных дел против полицейских, допускающих относительно безобидные должностные правонарушения. О возможных причинах этого — в материале NEWS.ru.

Нерядовой случай

Вечером 28 мая в Мошковском районе Новосибирска экипаж ДПС преследовал автомобиль, водитель которого не реагировал на требования об остановке. Позже, в процессе задержания, один из друзей водителя оказал сопротивление.

Как первоначально сообщало региональное управление Следственного комитета, «преодолевая оказываемое сопротивление, выходя за пределы своих полномочий, сотрудник полиции применил насилие в отношении 19-летнего мужчины, нанеся удары руками и ногами по телу потерпевшего. После чего подозреваемый вынул из кобуры свой табельный пистолет системы „ПМ“, взведя его в боевое положение, и, направляя указанное оружие в область тела мужчины, непроизвольно нажал на спусковой крючок пистолета, в результате чего произошёл выстрел, причинивший потерпевшему пулевое ранение головы».

Действия 38-летнего инспектора Александра Гусева были квалифицированы как превышение должностных полномочий с применением оружия и с причинением тяжких последствий, а также причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (позже изменено на убийство по неосторожности), что вкупе грозит сроком до десяти лет. Он был взят под стражу на два месяца.

Одна из местных жительниц создала на сайте Change.org петицию с требованием освободить Гусева. На данный момент её подписали примерно 23 тысячи человек. Поговорить с автором петиции NEWS.ru не удалось. Само событие, особенно после публикации видеозаписи трагического инцидента, вызвало большой резонанс в соцсетях — при этом оценки действий инспектора Гусева встречались самые полярные, а люди, его однозначно поддерживающие, далеко не всегда могли удержаться от акцента на национальность убитого.

4 июня председатель Следственного комитета России Александр Бастрыкин потребовал от новосибирских следователей объяснить основания ареста сотрудника ДПС Александра Гусева и возбуждения уголовного дела. Само расследование было передано в центральный аппарат СК. В тот же день было сообщено, что по поручению Бастрыкина полицейскому избрана мера пресечения в виде подписке о невыезде, что в отношении должностного лица, которое подозревается в убийстве и которому грозит десятилетний срок, уже, мягко говоря, необычно. Особенно учитывая сложившиеся в российской силовой среде устои.

Известно, что в общем ряду охотников за служебной статистикой Следственный комитет находится выше МВД в «пищевой цепочке». Если для рядового жителя страны притчей во языцех стало нарубание «палок» полицией на мнимых правонарушениях и преступлениях, то, в свою очередь, любой сотрудник МВД расскажет много подобных историй про СК и прокуратуру. К примеру, реальный и довольно рядовой случай: полицейский дежурной части отвлекается от разговора с пьяным посетителем, чтобы взять блокнот, за это время посетитель внезапно уходит. На следующий день уже трезвый жалобщик пишет в прокуратуру, материалы попадают в СК. В итоге, несмотря на то что происходящее зафиксировано видеокамерами, сотрудник получает увольнение, крест на карьере и судимость за нерегистрацию сообщения о преступлении, то есть должностную халатность.

Почти одновременно с освобождением Гусева уголовные дела о применении насилия к полицейским были возбуждены против двух друзей убитого, находившихся в злополучной машине и участвовавших в потасовке. Причём они сразу же были арестованы судом.

Возбуждение дела по факту применения силы к сотрудникам МВД логично, считает правозащитник Иван Мельников, однако исходя из того, что видно на видеозаписи инцидента, нет причин и для снятия обвинений с полицейского. Другое дело, что не прояснены обстоятельства того, что происходило до начала видеосъёмки, а они требуют тщательной проверки.

Однако удивляет, что органы следствия не запретили полицейскому общаться с фигурантами дела, например свидетелями, или почему не выбран домашний арест. Это ставит вопросы, у него остаётся возможность косвенно влиять на ход следствия. Я думаю, мера пресечения к нему всё же будет ужесточаться. К тому же преступление тяжкое, родственникам погибшего должна быть выплачена компенсация со стороны государства, ведь его застрелил сотрудник полиции как никак. У нас законодательство это предусматривает. Если они пойдут в ЕСПЧ, компенсацию им обязательно присудят, лучше будет, если об этом не забудет само наше государство. А дальше всё будет зависеть от позиции родственников — может, они не будут просить о суровом наказании, и тогда он получит небольшой срок в колонии-поселении. Если же градус конфликта будет нарастать, то сотруднику полиции грозит серьёзный срок заключения. Хотя мы понимаем, что в ходе следствия могут открыться какие-то другие обстоятельства, которые поменяют наш взгляд на эту картину, и тогда может быть привлечено руководство инспектора ДПС к какой-либо ответственности.

Как отмечает Мельников, использование сотрудником полиции табельного оружия чётко регламентировано. Теоретически в этой ситуации инспектор мог его применить, но в данном случае он полез в драку, а сам выстрел — результат халатности. Скорее всего, полицейский собирался сделать предупредительный выстрел, но потом сам забыл об этом. Кроме того, Мельников, как и другие комментаторы, напомнил, что полицейский, имея в руках оружие, отпускал оскорбления в адрес оппонентов, по сути, провоцируя их.

Это говорит об отсутствии нормальной профессиональной подготовки: если он нажал на курок, значит, оружие не на предохранителе находится. То есть он снял его с предохранителя и забыл об этом. Видно, что товарищ такой расслабленный. Он борется с пистолетом наголо, это может делать пьяный парень в деревне, но не сотрудник полиции с табельным оружием, находящийся при исполнении. То есть отвечать должно и его руководство, которое отвечало за его подготовку. Надо разбираться, как часто проводились соответствующие занятия в этом подразделении, — говорит Мельников.

Вместе с тем, по словам правозащитника, передача дела в центральный аппарат СК — правильное решение, «потому что может быть очень серьёзный резонанс — если что-то сделать неправильно, может быть острая реакция со стороны разных частей общества». По его мнению, поступок Бастрыкина — это ещё и сигнал полицейским: «Не думайте, что вы бесправны, мы вас будем тоже защищать, разбираться».

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  А теперь только в Москву - NEWS.ru - 07.07.21

Стрелять направо и налево

Адвокат Руслан Нагиев, защищавший срочника Рамиля Шамсутдинова, в разговоре с NEWS.ru высказал надежду, что изменение позиции следствия не связано с национальностью потерпевших, хотя в соцсетях многие комментаторы склоняются к такому мнению.

Я не видел на видео действий со стороны нарушителей, которые позволили бы полицейским применить оружие. Ну и, конечно, не понравилось мне оскорбление со стороны полицейского в их адрес. Он не должен так поступать, — говорит Нагиев.

Говоря о часто встречающихся аналогиях с поведением американских полицейских в похожих ситуациях, Нагиев напоминает, что в США гражданским разрешено носить нарезное оружие, включая короткоствольное и приближенное к армейским образцам.

У нас об этом речи нет, сравнивать нельзя. Соответственно, и наши полицейские находятся в гораздо более безопасном положении, поэтому с их стороны применение направо и налево огнестрельного оружия неприемлемо, — пояснил адвокат. — Это в Штатах полицейский знает, что у каждого задерживаемого за пазухой может быть «ствол», жизнь сотрудника полиции находится в опасности. А у нас само ношение оружие гражданским — это уже статья. В случае же с Новосибирском у задерживаемых не было даже холодного оружия с собой!

Как считает Руслан Нагиев, оружие было применено уже в тот момент когда ситуация не угрожала полицейским. Как добавил адвокат, он уверен, что личное вмешательство Бастрыкина будет влиять на ход расследования — будь то в положительном или негативном ключе.