Проигранная война: почему вакцина не дала выхода из пандемии — NEWS.ru — 03.08.21

0
18

Проигранная война: почему вакцина не дала выхода из пандемии - NEWS.ru — 03.08.21

Мнение Проигранная война: почему вакцина не дала выхода из пандемии У человечества пока нет внятного сценария борьбы с коронавирусом Георгий Бовт

По мере того как вакцинация от коронавируса шагает по планете, состязаясь с очередными новыми штаммами, обнаружилась одна пренеприятная проблема: вакцина не принесла выхода из пандемии. И пока не очень ясно, каким он может быть и когда. И как будет выглядеть этот новый дивный мир, где мы будем, похоже, делить планету с пришельцем по имени SARS-CoV-2 ещё долго, если не всегда.

Напрашивается сравнение с двумя мировыми войнами ХХ века. Накануне каждой из них казалось, что вот жизнь как-то устаканилась и теперь такой будет всегда, хорошея год от года. В самом начале каждой из войн казалось, что после окончания войны жизнь вернётся на круги своя. Но не сбылось ничто. Реальность внесла коррективы во все надежды и планы. Ничто не вернулось на круги своя. Многое при этом стало лучше и круче. Но по-иному.

Вот и теперь есть всё более растущее подозрение, что мы находимся в состоянии третьей мировой войны. Биологической. Во всяком случае, экономические потери от неё в мировом масштабе уже намного превзошли потери таковые во Второй мировой. А если говорить о человеческих жертвах, то ещё пара лет пандемии и будет преодолён и этот порог.

«Третья мировая» так стремительно вносит свои поправки в тактику борьбы с врагом, что ни одно правительство не успевает подстраиваться. Израиль вакцинировал чуть ли не 80% взрослого населения. И не открылся. Число заражений всё ещё велико. Решили ревакцинировать третьим уколом своих РНК-вакцин, причём по этому вопросу нет единства вообще ни у кого из специалистов. Статистика заболеваемости вообще давно уже стала политическим вопросом, а не только медицинским. И не важно, что вакцина доказанно защищает от тяжёлых форм и смертности. Но не на все 100%. И это оказалось не очень решаемой проблемой для современной политики. Поскольку современный человек хочет, чтобы на все сто всё работало. Как в голливудских фильмах и компьютерных играх, где добро всегда побеждает однозначно и без нюансов.

А если зараза распространяется во многом за счёт оставшегося непривитого меньшинства, то надо это меньшинство допривить. Ну хорошо, допустим, будет достигнута 100-процентная вакцинация (что на практике невозможно). Но если и при этом смертность от ковида, не говоря о заболеваемости, всё равно не будет нулевой, то будет ли это означать, что экономика будет полностью открыта, как и свобода перемещения между странами? На этот вопрос сегодня не может дать ответа ни одно правительство. И похоже, пока ответ — скорее нет, чем да. Но это значит, что касательно ведущейся войны нет понимания, что будет считаться победой в ней.

Схожая ситуация в США. Рост заболеваемости и числа госпитализаций на фоне распространения более опасного и заразного штамма «дельта» идёт вопреки тому, что в стране привились уже более 60% населения. В ряде штатов возвращают масочный режим, в том числе потому, что выяснилось, что привитые тоже могут быть переносчиками заразы. И они же составляют большую часть новых заболевших (хотя в более лёгкой форме и в разы с меньшим уровнем летальности). Получается, прежние понятия о «коллективном иммунитете» надо пересматривать? А каковы будут новые? Никто не знает.

В Европе по примеру Франции, первой инициировавшей подобные меры в Старом Свете, правительства ряда других стран вводят дискриминационные меры по отношению к тем, кто не сделал прививку. Без сертификата или регулярного ПЦР-теста людям нельзя посещать общественные места. Кто бы мог подумать ещё недавно, что толерантная Европа пойдёт на такую сегрегацию? При этом пока никто не может предсказать, какие меры могут быть приняты, если и когда выяснится, что даже и стопроцентная вакцинация не сводит заражаемость и смертность к нулю.

Свой вариант пытаются нащупать Британия и Сингапур. В Британии все карантинные меры после достижения 60-процентного порога вакцинации отменены. Эффективность её очевидна: на фоне роста числа заражений, даже превышающего пиковые значения «второй волны», число госпитализаций и тем более смертей упало во много раз. Подавляющее число и тех и других — за счёт невакцинированных. И если у нас по официальной статистике при росте заболеваемости в 23–25 тысяч в сутки умирают около 800 человек в день, то в Британии при заболеваемости около 35 тысяч в сутки — менее 50. При этом страна всё равно не открылась для въезда всех желающих, а самих британцев многие страны поставили в «красный список» нежелательных гостей. Это что, победа?

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Советы по выбору парника

Сингапур решил, что после, но никак не до достижения того же 60-процентного порога вакцинации там перестанут тестировать людей на ковид, вести статистику заболеваемости и вообще признают эту болезнь «ещё одной обычной». Однако при этом страна также не открылась для внешнего мира. И также никто не может предсказать, каким будет поведение властей, если выяснится, что вакцина менее эффективна против каких-нибудь новых очередных штаммов. Получается, что победы и тут пока нет?

Китай идёт своей проторённой ещё с весны прошлого года дорогой. Цифрового тоталитарного контроля, предполагающего отслеживание всех контактов с целью выявления каждого случая заражения и максимальной реакции в виде нулевой терпимости даже к единичным случаям. Например, недавно было установлено, что самолётом «Аэрофлота» в город Нанкин прилетел один больной ковидом. От него каким-то образом заразились уборщики салона самолёта. В итоге в Нанкине и прилегающих частях провинции было выявлено около 180 случаев заражения, отслежены все контакты, все посажены на карантин. В течение двух с половиной дней были взяты на анализ ПЦР-тесты у 6,4 млн человек из более чем девяти миллионов населения и выявлены ещё 15 случаев носительства. Разумеется, был введён локальный карантин. Не это ли контуры ближайшего будущего?

Не спешите брезгливо кривить рот — мол, это всё китайский тоталитаризм. Между тем QR-коды как основу для отслеживания контактов на предмет выявления заражения китайцы внедрили ещё весной 2020 года. Европа тогда тоже «кривила рот презрительно», а сейчас по сути вводит редуцированную версию китайской модели.

При этом вакцинация, подчеркнём, как и тем более китайская модель, нигде не даёт полной свободы передвижений, не открывает границы. Особенно когда в плане взаимного признания вакцин договориться разным странам (вне пределов Западного мира) так и не удалось. Даже если такое признание иной раз и происходит (скажем, китайские вакцины признаны ВОЗ, а российские — несколькими странами Европы в индивидуальном порядке), всё равно от въезжающих требуют ПЦР-тесты. Однако что будет, когда подтвердится, что не только вакцинация человека, но и отрицательный ПЦР-тест не даёт гарантий, что он не является разносчиком заразы? А это в ближайшее время таки подтвердится. Опять нет ответа.

Наши власти и власти ряда других стран (например, Швеции) взяли на вооружение особую модель. Когда даже при низком уровне вакцинации (в Швеции, правда, он высокий), но, главное, вне зависимости от уровня заболеваемости практически все ограничения на практике снимаются. Это можно считать «медицинским дарвинизмом» (по принципу «все, кому суждено умереть, всё равно умрут»), однако если в результате подтвердится гипотеза о том, что волны (первая, вторая, третья и т. д.) имеют цикличность кратную 2-2,5 месяца, а потом спадают сами собой вне зависимости от жестокости противодействия им, то и такая тактика не будет выглядеть совсем уж пораженческой. С другой стороны, в какой-то момент повышенная смертность от ковида может стать политически нетерпимой и даже вызывать дестабилизацию в обществе. Опять, получается, тупик.

А ещё есть проблема раскола мира на разные «карантинные» части: на «привитые страны» и «непривитые» (сейчас уже сделано более 3,5 млрд уколов, но распределение их неравномерно — с большим перекосом в пользу развитых стран Запада). На страны с жёсткой карантинной политикой (например, Австралия не только наглухо закрылась и не собирается восстанавливать сообщение с внешним миром до 2022 года, но и вводит жёсткие локдауны) и «страны-пофигисты». На тех, кто готов при определённых условиях пускать иностранцев, и тех, кто не готов ни при каких условиях почти (как до Олимпиады и, надо полагать, после неё Япония). Свобода передвижения по «глобализированному миру» закончилась? А внутри каждой страны мы всё больше будем переходить на удалёнку? Внедрять практику «цифрового тоталитарного мониторинга»? Сегрегировать людей в зависимости от иммунного статуса? Проводить спортивные состязания без зрителей? Концерты только онлайн или по ПЦР-тесту, плюс сертификат об уколе от очередного штамма не старее трёх месяцев?

Контуры «нового дивного мира» пока что-то полностью никак не вырисовываются. А те, что проявляются в намёках, честно говоря, пугают. Теоретически есть ещё выход в том, чтобы все страны договорились, что если в войне невозможно победить (искоренить коронавирус под ноль или добиться 100% эффективности вакцин), то, может быть, её можно как-то прекратить. Как? Договорившись о «допустимости», как бы цинично это не звучало, скажем, некоего количества «сопутствующих» постоянных потерь из-за новой заразы при условии возобновления «жизни как прежде». Но пока, похоже, что это невозможно. Но при этом всё более крепнет ощущение, что «как прежде» уже не будет никогда.