Telegram: почему в России он не сработает

0
16

Telegram: почему в России он не сработает

Оппозиция вновь делает ставку на заведомо проигрышный вариант Максим Артемьев NEWS.ru

Про известные события в Египте и Иране были запущены хлёсткие определения — «Twitter-революция» и «революция по Facebook». Предполагалось, что смена власти путём уличного давления может управляться через Интернет посредством социальных сетей. Я не знаю, использовал ли кто-то выражение «Telegram-революция» про события в Белоруссии или нет, но именно такую характеристику хочется припечатать к ним.

Действительно, Telegram-канал NEXTA, в лучшие дни имевший более 2 миллионов подписчиков, явился организатором и руководителем массовых мероприятий в Минске, да и в других городах республики, столь серьёзно зашатавших режим. Самое же забавное заключалось в том, что каналом NEXTA рулил 22-летний парень на пару с 25-летним, ныне задержанным. Молодая бесшабашность и бездумность явственно чувствовалась в залихватских постах, в которых не было никаких «взрослых» переживаний за завтрашний день. Вспоминались юные большевики образца 1917 года, с таким же безоглядным оптимизмом шедшие в ЧК и Красную армию строить новый мир. Только всеобщим психозом и искусственно накалявшейся публичной истерикой можно объяснить то, что и зрелые по возрасту люди, отцы семейств, могли слушать таких юнцов и слепо повиноваться их указаниям: «собираемся на такой-то площади, переходим на такой-то проспект».

Революция в Белоруссии, как известно, кончилась ничем, точнее поражением. Но пример был подан заманчивый: заводишь канал в Telegram — и вот уже сотни тысяч покорно шагают по твоей команде. Тут есть от чего закружиться голове.

К показаниям арестованного Романа Протасевича, что некий российский олигарх вкладывался в NEXTA с прицелом на её использование уже в России, можно относиться по-разному. Неважно, правда ли это, часть правды или нужные слова по заказу чьих-то спецслужб. Важен сам факт, что сильные мира сего проявляют интерес к Telegram-каналам с целью использования или недопущения использования их в России в политических целях. С Telegram в РФ вообще удивительная история. Одно из немногих достижений российского венчурного капитала на поприще высоких технологий, он почти с самого начала вызвал сложное отношение к себе со стороны власти. Вспомним длительную и бессмысленную борьбу с этим мессенджером Роскомнадзора, которую ведомство благополучно проиграло. Зачем чиновники проявили совершенно ненужную прыть, можно только догадываться. В итоге они осрамились, а Telegram получил дополнительную популярность и славу.

Как мессенджер Telegram имеет особенное распространение в медийной тусовке — у журналистов, пиарщиков и тому подобной публики. Объяснить это могу пресловутой аурой защищённости от взломов, хотя не могу понять, зачем она 99,9% пользователей, какие такие у них секреты, чтобы спецслужбы с огромными усилиями пытались взломать их переписку? Но не менее важное значение получила возможность заводить публичные каналы на Telegram. Их массовое распространение — чисто российский феномен, следствие тяжёлого положения отечественных СМИ, цензуры, самоцензуры, а главное, экономической нестабильности и неустойчивости, равно как и непрофессионализма едва ли не большинства сотрудников и собственников. Впрочем, по истечении 3-4 лет можно сделать определённые выводы. Несмотря на лёгкость обзаведения каналом, дальнейшая его эксплуатация вовсе не сулит желаемой отдачи.

ЧИТАТЬ ТАКЖЕ:  Сибири полпред не нужен

Telegram никогда не составит конкуренции тому же YouTube. Но нас интересует именно политика. В российском (как, впрочем, украинском и любом ином на постсоветском пространстве) сегменте Telegram-каналы выполняют роль сливных бачков для распространения компромата, слухов и используются преимущественно в чёрном пиаре. Большой прибыли на них не сделаешь, надо постоянно искать заказчика на то, чтобы кого-то очернить или обелить. Рынок этот весьма узкий в связи с тем, что публичной политики почти не осталось, а внутриаппаратные разборки могут прекрасно обходиться и без шумихи в Интернете. Поэтому интерес российских олигархов к NEXTA (или к чему-то подобному), вне зависимости от того, насколько он был в реальности проявлен, вряд ли даст им желаемые результаты.

Каким-либо образом развернуть политическую ситуацию через Telegram невозможно. РФ не Белоруссия. В августе-сентябре 2020 года Белоруссия была наэлектризована только что прошедшей президентской кампанией — слабое место любой авторитарной власти, если она не подготовилась к выборам. Лукашенко не подготовился и допустил сплочение оппозиции и её раскрутку за счёт свежих имён. В России власть подобных оплошностей не совершает после 2011 года. Думская кампания в 2016-м, и президентская в 2018-м были совершенно безболезненны и не опасны для правительства. Нет никаких оснований предполагать, что нынешняя думская кампания будет чем-то отличаться.

Белоруссия — компактная страна, из Минска до любого уголка можно доехать за 3, максимум 4 часа. Это также влияет на способность населения к протестам. Кроме того, это означает и близость заграницы: до Вильнюса — центра оппозиции — от Минска 170 километров. Большое число белорусских студентов обучается в Литве и Польше. После развала СССР в Белоруссии выросло поколение, для которого независимость норма, и, соответственно, любые интеграционные проекты с Россией (с которыми ассоциируется Лукашенко) неприемлемы. Европа, напротив, кажется очень заманчивой благодаря близости и тому, что многие в ней регулярно бывают. Всего этого нет в России. Здесь иная психология, иное отношение к истории и текущей международной ситуации. Здесь 22-летний мальчик не сможет водить толпу, а та — его слушаться.

Вспомним громкие разоблачения в Интернете рубежа 2020–2021 годов — то про дворец в Геленджике, то про действия ФСБ относительно предполагаемого отравления Навального. Да, их посмотрели десятки миллионов, но они имели нулевой эффект по части реальных действий, и сегодня про них уже все забыли. Так что как булыжник не являлся орудием пролетариата, так и Telegram не станет орудием креативного класса в России.